Вход на сайт
Логин

Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
 
Маршруты
Вопрос-ответ
А зимний поход в киндерлинскую, например на околоновогодние нельзя организовать?
Ответ: По заявке можем организовать и зимний в Киндерлю, вас должно быть не менее 5 чел, определяйте сроки и поедем.
добрый день, ездил с Вами давным-давно на Алтай(горный)+Чуя_Катунь(рафтинг)
можно ли у вас получить схему маршрута, хотим пройти его самостоятельно,
заранее огромное спасибо
Ответ: Добрый день, Вадим! Какая часть маршрута Вас интересует горная или водная?
ограничение в возрасте есть на оз.Байкал? Хотим с мужем пойти мы очень спортивны но пенсионеры.
Ответ: Добрый день, Галина! Ограничений по возрасту нет. Но необходимо учитывать, что путешествие проходит в условиях туристского похода. Часть маршрута проходиться пешком с рюкзаком, однако переходы не большие. Если Вас это не пугает, будем рады видеть Вас в составе нашей группы.

Все вопросы
Поход: Нугуш 4 мая 2012 года - 9 мая 2012 года


Можно просто Нугуш

Кажется, Южный Урал исхожен вдоль и поперёк. Крупные реки, мелкие реки, быстрые реки, не очень быстрые. Даже гора Иремель, и та пала под стоптанной ногой немолодого офисного работника.

Однако же оказались и там места, в которые я ещё не бывал, и одно из этих белых пятен удалось закрасить на вторые майские. Речь идёт о Нугуше, одной из красивейших рек Башкирии.


Большим плюсом маршрута можно считать практически полное отсутствие населённых пунктов, так что мы оказались действительно вдалеке от цивилизации. Пройдено приблизительно сто километров реки за приблизительно четыре дня.

Сплав начался в деревеньке Верхний Нугуш, куда мы прибыли 5-го мая. Туристы, обрадованные возможностью сбежать от жён, детей и работы, пили до поздней ночи, поэтому утром из автобуса выползали мрачные потрёпанные типы, нетвёрдо стоящие на ногах и мечтающие о пиве. Нас не вдохновляли красоты Южного Урала, близость воды, башкирские женщины. Нас вдохновила возможность опохмелиться.

 
Замахнув по стакану спирта, мы повеселели и приступили к сборке катамаранов. Нугуш в отличие от Лемезы, не считается категорийной рекой, поэтому мы шли на прогулочных катах, которые собираются гораздо проще, и сидеть на них можно как бог на душу положит, чем мы и пользовались в течение всего похода.

 
В то время как мы делали запредельные усилия просто для того, чтобы хотя бы выглядеть вертикально, наши барышни набросились на крупу и тушёнку и в короткой схватке превратили их в прекрасный завтрак.

 
Жизнь налаживалась. Начинался первый день похода.

 
* * *

Храп это песня туриста. Ни одно природное явление, будь то Атыш или Киндерлинка, не обросли таким количеством туристических воспоминаний. Живописная южноуральская поляна раскинула свои объятия в ожидании наших палаток. И вот уже горит костёр, и стоит на нём кан, и кипит в нём что-то, и плывут запахи. Но туристы не смотрят в небо, не вдыхают в себя травы, туристы обсуждают, кто с кем спит, и кто храпит громче.

 
Эта злободневная, а точнее, злобовечерняя тема сопровождает нас весь поход. Садится солнце и тучи накрывают обгоревшее лицо туриста. Не боится он ни холода, ни комаров, но боится он своих друзей-соседей. Только коньяк помогает хоть как-то снять стресс.

 
В чутком алкогольном забытьи проходит ночь. Солнце осторожно окрашивает вершины, и отступают чёрные тени, и снова в свои права вступает зелёный весенний день. Туристы копошатся у костра, все в состоянии Вия, и не могут они поднять веки. Щёлками смотрят на мир, но не видят ничего, пока не сделают глотка бодрящего кофе. Ну или что там попадётся под руку незрячему туристу. Юра готовит свой знаменитый адмиральский чай на секретных ингредиентах (заварка, сахар и коньяк). Собираются палатки, снаряжение растаскивается по катам.

 
В этот день нас ждёт очередное чудо природы. Нугуш река горная, и потому течёт то слева направо, то справа налево. Замысловато протискиваясь через сопки, она почти соединяется сама с собой, а её изгибы, если смотреть сверху, образуют знаменитый Цветок или Пятилистник.

 
http://maps.yandex.ru/-/CNc6rUMW

 
Мы не сильно напрягаемся, и идём двумя-тремя катами, изредка отрываясь от группового застолья на изучение проплывающих мимо красот. Вот уже стащили в реку Серёгу Сыча, вот и я, сталкивая кат, умудряюсь окунуться в Нугуш. Веселы трудовые будни туриста, не обременённого трезвостью, как нормой жизни.

 
Вечером, уже по темноте, доходим до стоянки. Не страшит нас дождь, и то, что вещи не высохнут до утра, и то, что поляна небольшая. Братья Глушкины делают загадочные лица, и значит надо подойти и отдегустировать нектар неведомого состава, но классической крепости. На душе теплеет. Горит костёр, гитара ходит по кругу, а вместе с ней замысловатый, чужих краёв инструмент — маракасы. Забыты городские хлопоты, и душа отдыхает под негромкие разговоры и шелест Нугуша.

* * *

Неправы те, кто считает, что в походы мы ходим пить — в походы мы ходим любоваться природой. И пусть наши слова расходятся с делом, но у нас есть один непобедимый аргумент. Напиться можно и в городе!
 
В любом походе есть места, где отступает суета жизни. Останавливается бег по кругу, и не надо думать о пелёнках-подарках-карьерах, не надо вспоминать, кто кому испортил жизнь. В таких местах можно просто стоять, разинув рот, и понимать, что вот он огромный мир — непознаваемый и красивый. И мы тоже часть этого мира, немного странная, но не смотря ни на что, своя в доску. Человек этому миру родня.
 
На третий день нашего похода мы попали как раз в такое место. Речь идёт о речке Куперля, которая впадает в Нугуш буквально по склону горы. У самого устья она теряет в высоте несколько сот метров, поэтому здесь это не река — это огромный каскадный водопад. Особым украшением Куперли служит Карстовый мост — скала, в которой за миллионы лет вода проточила ход. Его диаметр позволяет предположить, что раньше течение здесь было куда сильнее.
 
Чалятся каты, и народ отправляется на водопады. Стоим пару часов, и Алина с Максом приготовили обед, так что мы насыщаемся не только духовно, но и телесно. Светит солнце, настроение прекрасное, и даже пить не хочется, но мы всё равно пьём, потому что «под горячее» — один из самых важных тостов туриста. Мало ли когда оно ещё будет, это горячее!
 
С таким настроением продолжаем наш путь до самого заповедника Шульган-Таш. Дальше к правому берегу просто так не зачалишься, и здесь ничего нельзя — ни костры разводить, ни палатки ставить, так что это наша крайняя дикая ночёвка.
 
Чистое небо и хороший вечер подвигли меня на очередную глупость: от избытка чувств я схватил свой думбек, и забарабанил что было силы. Через пару минут откуда-то слетелись тучи и одарили нас коротким могучим ливнем, после чего немедленно разбежались. Друзья-туристы тут же пообещали мне, что прикопают мой думбек при первом удобном случае. Удобного случая так и не представилось, и впереди нас ждали нелёгкие испытания.

На весенней реке грести не надо, она несёт сама. В теории. Нугуш, если верить википедии, самая быстрая река Южного урала, так что нам нужно было только подгребать.

На четвёртый день похода выяснилось, что теория не совпадает с практикой, а википедия, бывает, не договаривает. Мы подбирались к водохранилищу, где река течёт уже по равнине, и течёт медленно; так что в иные моменты ветром катамаран просто сносило назад. И мы гребли.

Именно здесь, недалеко от устья Нугуша, нас ждал памятник советских времён, барельеф Ленина, высеченный (или выкрашенный) в скале. Впервые показались какие-то домики отдыха и егеря — приближалась цивилизация. Солнце палило нещадно, и каждый из нас, стосковавшись по нему за зиму, хватал загар каждой клеточкой.

Выход в водохранилище стал отдельным событием. Открытой водой никого не удивить, но тут после бесчисленных поворотов и горных пейзажей, берег неожиданно отскочил и оказался совсем далеко. Течение остановилось окончательно и мы налегли на вёсла. Пейзажи по левому борту были какими-то непривычными и сногсшибательными. Всё ещё горный, покрытый лесом берег, вдруг проступал лужайкой или обрывом, и иногда там мелькала чья-то палатка. Сюда люди приезжают уже на автомобилях.

Где-то минут за сорок мы добрались до нашей крайней стоянки. Огромный луг на берегу озера, скалы, лес — всё оказалось в одном месте. До ближайшего дерева приходилось добираться, поэтому у нас возникла проблема с туалетом: теперь уже на минуту от костра не отлучишься, нужно идти. А учитывая обстоятельства, бежать!

В полутора километрах от нас стояла деревня Сергушино, можно сказать, последняя точка нашего маршрута. Недолго думая мы снарядили исследовательскую экспедицию, которая вернулась с пивом и мороженым. Вот чем щедра башкирская земля на самом деле!

Тут нам удалось познакомиться с удивительными дядькой Равилем, с которым мы шли по Нугушу пару дней, но приветствовали друг друга всё больше вёслами (то мы идём мимо него по реке, то он мимо нас). Пятидесяти лет от роду, с длинными волосами и очень странной экипировкой. У нас всё больше ширпотреб, собранный по Декатлонам, Экспидициям и Альпиндустриям; у Равиля —вязанные брюки, огромные сапоги, какая-то куртка, в прошлом яркой расцветки, вязаная шапочка. Шёл он практически от истока на надувной лодке, ночевал у костра, и даже не в палатке (в палатке, говорит, пробовал — холодно). Если шёл дождь, ставил лодку над собой наискосок и спал. Чай пил из трав, питался тем, что поймает. Вёз с собой, правда, водку — чтобы греться, ну и для обмена с местными. Прозвище от нас Равиль получил безоговорочное — Индеец. И правда, похож.

Оказалось, что он и на гитаре играет, причём, судя по всему, на электрической, акустика для него казалась непривычной, так что в наши надоевшие ремиксы ворвалась свежая струя. Крайняя ночь похода называется Королевской, потому что завтра домой, и никто не хочет расходиться. Так и в этот раз: сидели у костра, пели и травили байки. Пить не хотелось, просто уже не лезло, так что просто отдыхали. Огромные звёзды сложили свой вечный узор, и можно было лечь на землю, и смотреть в небо, в бесконечность. Тысячи лет промелькнули на Земле, отгремели войны, разрослось человечество, но горы и звёзды остались прежними. Тысячи лет пройдут, но точно также будут приходить сюда люди, и смотреть наверх, и вбирать в себя по крупицам эту небывалую красоту.

Наконец усталость взяла своё и люди стали разбредаться по палаткам. Полчаса, и остались мы вдвоём с Равилем, пили всё ещё горячий чай, заедали пряниками, замахивали по пятьдесят (чтобы врагу не досталось) и говорили. Интересный он мужик. Очень жаль, что подвели мы его наутро. Попросился он к нам в автобус до поворота на Салават, а нам и не жалко — конечно, садись, подбросим, тем более по дороге. Только водители вдруг заартачились и отказались брать его на борт. Тут бы минутку лишнюю поговорить с ними, уболтать, да где там — прыгнул один из них за руль и запылил по дороге. Нехорошо получилось. Может быть в этом и причина наших дальнейших злоключений.

Помните, я рассказывал про думбек, который таинственным образом вызвал ливень? После этого игра на этнической перкуссии в неустановленных местах была прекращена. Мало ли что.
 
Вообще, с громкими звуками в походе надо быть осторожнее. Некоторые неопытные туристы предлагали мне стучать в думбек на утренней побудке, вспоминая, как весело он гремит поздним вечером. Они не знали, что вечерний шум простят (поворчат и простят), а вот за утреннее соло можно обнаружить себя на дне глубокого ущелья или в нугушской запруде с камнем на шее. Туристы народ простой и на расправу скорый, злить их не надо!
 
Но хватит лирических отступлений! Автобус остановился недалеко от Уфы, дабы мы посетили с экскурсией одно из местных злачных заведений, придорожную закусочную. Если вы когда-нибудь бывали в такой закусочной, то знаете, что место это тёмное и для жизни опасное. После трапезы из сомнительного пива и переперчённых субпродуктов, днище выбивает столь бескомпромиссно и беспощадно, что иной раз даже из-за стола встать не успеваешь, не то что добежать. Поэтому туристы в целях дезинфекции используют традиционное народное снадобье — сорокаградусный раствор чистого спирта.
 
На этот раз ничто не предвещало беды: солнце светило с июньским энтузиазмом, народ весело раскупал бутылки с пивом, не забывая повышать градус целебности с помощью капли-другой стаканов водки. Снова я схватил думбек, и застучал на нём неведомые в здешних краях африканские ритмы. Подумаешь, пойдёт дождь: мы уже в автобусе, и никакие потоки воды с неба нам не страшны!
 
Как наивен и безрассуден я был!
 
Ливня не случилось, вместо этого у автобуса незатейливо отвалилось колесо. Впрочем, возможно, мой думбек здесь ни при чём, и поломка была ответом мироздания на оставленного в деревне Индейца? Я в повадках мироздания не силён, поэтому — кто знает?
В любом случае, у нас выдалась пара лишних часов на природе. Володя с Алиной отыскали неподалёку от спонтанной автомастерской речку, а над ней мост, и мы скрылись под этим мостом от солнца, взяли гитару и пели песни, и бродили, а иные туристы без лишних разговоров полезли купаться.
 
Автобус худо-бедно растолкали, и он даже проехал сколько-то километров, пока не встал окончательно сразу за Уфой. У нас оставалось ещё четыре литра коньяка и большой запас спирта, так что мы не унывали. На новой стоянке речки не было, лес кишел клещами, поэтому пикник устроили прямо на обочине. Ребята, что торопились, заказали себе такси до Челнов, остальным вызвали микроавтобус. Оставшаяся команда решила дожидаться туристов, которые возвращались с Зилима, и часов в девять вечера дождалась.
 
Тут то и случилось чудо — к нам из Уфы примчался Саша Канаков. Чудо не в том, что примчался, а в том, что был он совершенно трезвый: я его таким никогда не видел, и возможно, больше никогда не увижу. Успел он как раз к погрузке, и нам, к сожалению, удалось только за руку поздороваться, да парой слов перекинуться. Тем не менее, приятный сюрприз.
 
И в зилимском автобусе нас встречали старые друзья: Геннадьевич, Венера, Андрей Док, Наташа Орловская и Диляра. Мы как-то разместились сзади на рюкзаках, было тесно, но беззаботно, я даже умудрялся играть на гитаре.
 
А в три часа ночи поход закончился, и мы вернулись — в суету городов и в потоки машин. Но это не навсегда!

 
(8552) 36-48-11, 70-05-63, E-mail
Клуб путешествий Экстрем. Набережные Челны, наб. Тукая,
д. 14, ГУ КДЮШС "Яр Чаллы". , 2 этаж офис 3 и 4.
Все права на материалы, размещённые на сайте,
принадлежат клубу путешествий “экстрем”
Производство студии Новый Дизайн, 2002-2017